Православная Церковь свв. Равноапостольных Кирилла и Мефодия в городе Дения. Часовня Санта Лусия.

Каталог статей

Главная » Статьи » Жития Святых

Житие святых 40 мучеников Севастийских

Святые 40 мучеников, в Севастийском озере мучившиеся.

В 313 году святой Константин Великий издал указ, согласно которому христианам разрешалась свобода вероисповедания и они уравнивались в правах с язычниками. Но его соправитель Ликиний был убежденным язычником и в своей части империи решил искоренить христианство, которое значительно распространилось там. Ликиний готовился к войне против Константина и, боясь измены, решил очистить от христиан свое войско.

В то время в армянском городе Севастии одним из военачальников был Агриколай, ревностный сторонник язычества. Под его началом была дружина из сорока каппадокийцев, храбрых воинов, которые вышли победителями из многих сражений. Все они были христианами. Когда воины отказались принести жертву языческим богам, Агриколай заключил их в темницу. Воины предались усердной молитве и однажды ночью услышали глас: "Претерпевший до конца, тот спасен будет".

На следующее утро воинов вновь привели к Агриколаю. На этот раз язычник пустил в ход лесть. Он стал восхвалять их мужество, молодость и силу и снова предложил им отречься от Христа и тем снискать себе честь и расположение самого императора. Снова услышав отказ, Агриколай велел заковать воинов. Однако старший из них, Кирион, сказал: "Император не давал тебе права налагать на нас оковы". Агриколай смутился и приказал отвести воинов в темницу без оков.

Через семь дней в Севастию прибыл знатный сановник Лисий и устроил суд над воинами. Святые твердо отвечали: "Возьми не только наше воинское звание, но и жизни наши, для нас нет ничего дороже Христа Бога". Тогда Лисий велел побить святых мучеников камнями. Но камни летели мимо цели; камень, брошенный Лисием, попал в лицо Агриколаю. Мучители поняли, что святых ограждает какая-то невидимая сила. В темнице воины провели ночь в молитве и снова услышали утешающий их голос Господа: "Верующий в Меня, если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо восприимете венцы нетленные".

На следующий день суд перед мучителем и допрос повторился, воины же остались непреклонны.

Стояла зима, был сильный мороз. Святых воинов раздели, повели к озеру, находившемуся недалеко от города, и поставили под стражей на льду на всю ночь. Чтобы сломить волю мучеников, неподалеку на берегу растопили баню. 

Но вот, один из них не выдержал, смалодушествовал, выбежал из ледяного озера, как говорится в Житии святых, и бросился в здание — баню натопленную, которая была на берегу специально для того, чтобы страдавшие видели и понимали, как легко спасение от мороза — только откажись от своего исповедания и иди там отогревайся.

Он выбежал из воды и побежал туда, но когда вошел в это теплое помещение, то умер внезапно. И вот сторож, солдат, который стоял там, наблюдая за порядком, видит, что с неба спускается сорок блестящих, сверкающих венцов на головы этих мучеников. Но венцов сорок спускается, а их тридцать девять, потому что один не выдержал и погиб. Видя все это, стражник бросился в воду, воскликнув: «И я христианин!» И все сорок венцов опустились на главы мучеников, включая этого нового, который присоединился к ним.

Наутро истязатели с удивлением увидели, что мученики живы, а их стражник Аглаий вместе с ними прославляет Христа. Тогда воинов вывели из воды и перебили им голени. Во время этой мучительной казни мать самого юного из воинов, Мелитона, убеждала сына не страшиться и претерпеть все до конца. Тела мучеников положили на колесницы и повезли на сожжение. Юный Мелитон еще дышал, и его оставили лежать на земле. Тогда мать подняла сына и на своих плечах понесла его вслед за колесницей. Когда Мелитон испустил последний вздох, мать положила его на колесницу рядом с телами его святых сподвижников. Тела святых были сожжены на костре, а обуглившиеся кости брошены в воду, чтобы христиане не собрали их.

Спустя три дня мученики явились во сне блаженному Петру, епископу Севастийскому, и повелели ему предать погребению их останки. Епископ с несколькими клириками ночью собрал останки славных мучеников и с честью похоронил их.

 

 

 

Это трогательное повествование о стороже и 40 венцах мученических всегда очень любили все и много витий и проповедников на эту тему говорили. Действительно, когда мы читаем о такой твердости, о таком мужестве, с каким они переносили те мучения, страдания, то не становится ли нам стыдно за наше малодушие?

Теперь православный человек часто боится перед другими перекреститься на храм Божий или вообще проявить себя христианином. А тогда христиане, не говоря о всяких подобных мелочах, смело шли на самые лютые страдания, потому что пламенели истинной верой.

Церковь пред нами ставит их пример в Великом посту, когда время особенного подвига поста и молитвы. Церковь призывает нас к их стойкости и взять в пример их неуклонной и до смерти постоянной верности Христу. Здесь и сбылось то, что сказано в Апокалипсисе: «Будь верен даже до смерти и дам тебе венец жизни». Аминь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В России издавна был обычай в день памяти Севастийских мучеников лепить из теста и печь «жаворонков» — булочки в виде птиц. Почему именно жаворонки? Крестьяне, обращая внимание на то, что поющий жаворонок то взмывает ввысь, то камнем «падает» к земле, объясняли это особым дерзновением и смирением этих птиц пред Богом. Жаворонок быстро устремляется кверху, но, пораженный величием Господа, в глубоком благоговении склоняется вниз. Так жаворонки, по мысли наших благочестивых предков, изображали собой песнь славы Господу, вознесенную мучениками, их смирение и устремленность ввысь, в Царство Небесное, к Солнцу Правды — Христу.

 

 

Рассказ митрополита Иосифа (Чернова; 1893–1975) о том, как однажды он чуть было не умер от лютого холода в фашистской тюрьме:

«– В Таганроге, в архиерейских покоях висела икона 40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся. Я, будучи еще молодым иеродиаконом и келейником владыки Арсения, часто проходил мимо этой иконы, но не оказывал должного почитания этим 40 страдальцам и даже немного сомневался в их существовании: то ли были они, то ли их не было…

И вот, зимой 1943 года, в Умани я сидел в гестаповской тюрьме, где окна были без рам, а на улице стоял страшный мороз. Я был почти раздет – на мне только подрясник. И тогда, в этом каменном мешке, я просил смерти: «Господи, дай мне умереть!» Невозможно было, не было сил терпеть эту стужу.

Тогда-то я вспомнил о 40 мучениках Севастийских и стал им молиться, просить прощения за то, что не оказывал им должного почитания, не понимал их мученического подвига. Молился горячо, усердно – и вскоре от души отступило отчаяние, по телу разлилось тепло, и я согрелся. И после того, как холод и отчаяние отступили, открылась дверь камеры и мне принесли передачу – Святые Дары, хлеб и теплую одежду.

К городу подступали советские войска, и немцы стали расстреливать заключенных. И вот, я взял в ладони Святые Дары и всю ночь перед ними молился. Верующие Умани собрали золото и подкупили помощника начальника тюрьмы. Он дал слово, что оставит меня в живых, и действительно, тогда как пленных немцы – одних угнали с собой, других расстреляли, – я же остался жив.

Когда пришли советские войска, владыка Иосиф был опять посажен – на этот раз советской властью. Уж больно подозрительным показалось то, что он выжил в гестаповской тюрьме. Но это уже совсем другая история».

Свет радости в мире печали: Митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф
Сост. В. Королева. М.: Паломникъ, 2004.

Категория: Жития Святых | Добавил: katarinalyl (19.03.2017)
Просмотров: 180 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar